Filter by tag: Books

Черный отряд

С творчеством Глена Кука я познакомился достаточно давно, но, как оказалось, через «заднюю калитку»: проглотил целиком его серию про детектива Гаррета, чем и был очень доволен. Она произвела на меня изрядное впечатление, но кончилась неприлично быстро. И недавно во мне созрело желание познакомиться с остальным творчеством автора, выбор пал на Черный Отряд. Поначалу, книга мне не понравилась. Для стиля Кука характерны скупые мазки, минимум лишних описаний, но сразу очень много действия и персонажей. А с моей стороны — отчаянные попытки понять кто есть кто, за каким прозвищем кто стоит и кем приходится главному герою. Но уже через пару глав мне было сложно оторваться от чтения: вырисовывалась густая, мрачная атмосфера, из отрывочных деталей, скупо раскиданных по строкам, начали появляться персонажи, один другого краше и харизматичнее. Вселенная Черного Отряда непохожа на то, что я видел в фентази до этого. Нет тут излишнего, вырвиглазного благородства и пафоса, но то хорошее, что встречается в этих людях — много ценнее. И то, что они сражаются на стороне злой колдуньи, ничуть не говорит против Черного Отряда, ведь другая сторона ничуть не краше.


Эволюция

Никак нельзя пройти мимо этой книги, интересуясь эволюционной биологией. И хотя с тех давних пор наука шагнула далеко вперед, а некоторые мысли автора уже кажутся наивными, интересно узнать с чего начинались размышления в этой области. Написана книга достаточно тяжелым слогом, тезисы повторяются с завидным постоянством: заметно, что она предназначена, прежде всего, для распространения самой идеи эволюционного происхождения видов и диалога с читателем относительно самых известных аргументов против, с чем вполне справляется. Возможно, впрочем, такое впечатление вызвано тем, что в наше время мало кто может всерьез воспринимать идею об отдельном происхождении различных видов.


Джаред Даймонд

Логичный вопрос может возникнуть у человека нашего времени, смотрящего в глубь веков: почему цивилизации развивались именно так, а не иначе? Почему европейские мореплаватели открыли и колонизировали западное полушарие, а не наоборот? Почему аборигены Австралии настолько технологически отстали даже от своих ближайших соседей? Почему развитой и не имевший серьезных конкурентов Китай вдруг замкнулся в себе? Орнитолог Джаред Даймонд, исколесивший весь земной шар, высказывает теорию, что причиной всему — география.


Ричард Докинз

Продолжение замечательной книги «Эгоистичный ген», в котором рассказывается о дальнем влиянии, которое имеют на наш мир гены: оно далеко не исчерпывается лишь свойствами самих организмов. Бобровые плотины, например, могут считаться расширенным фенотипом бобров, так как генетические вариации серьезно воздействуют на внешний вид и конструкцию их сооружений. Исключение ли люди? Книга несколько сложнее первой части, но не менее увлекательна и содержит множество удивительных примеров из живой природы.


Питер Уоттс

Редкий представитель чертовски крепкой научной фантастики, без малейший реверансов в сторону приключенческой литературы. Кроме того, это книга, задающая очень много каверзных вопросов. И, наверное, главный из них: является ли самосознание требованием для разумности? Быть может, сознание вообще — это ошибка, сбой в работе мозга, паразит и «подселенец». Когда в недалеком будущем тысячи зондов вдруг появились на орбите Земли, запечатлели её поверхность и тут же сгорели, человечество узнало о том, что во вселенной оно не одиноко. Но что это значит? Сможет ли экипаж «Тезея» установить контакт с пришельцами из глубин космоса, понять их намерения, или это попросту невозможно?


Несколько лет тому назад Фрэнк Вильчек и я независимо предсказали существование частицы нового типа. Мы согласились назвать эту частицу аксион, понятия не имея о том, что так же называется сорт стирального порошка. Экспериментаторы стали искать аксион и не нашли, по крайней мере с теми свойствами, которые мы предсказывали. Идея либо неправильна, либо нуждается в модификации. Однажды я получил сообщение от группы физиков, собравшихся на конференции в Аспене, гласившее: «Мы его нашли!», но это послание было прикреплено к коробке со стиральным порошком…


«Мечты об окончательной теории», Стивен Вайнберг

В школе геометрические теоремы совершенно не давались мне. Это было просто выше моих сил в точности запомнить шаг за шагом сложную последовательность действий, каждое из которых ничем не лучше предыдущих, да и вообще кажется случайно оказавшимся в этом месте алгоритма. А почему, зачем именно так — непонятно, не считая того факта, что пять бессмысленных действий вперед это даст какой-то результат еще пять бессмысленных действий вперед приводящий к решению. Но это же совсем не интересно, мы же не могли этого знать! И мне было адски скучно, я зевал, сопел, рисовал чертиков в тетради и за контрольные стабильно получал тройбаны да двойки, отчаянно пытаясь самостоятельно что-то доказать за последние пятнадцать минут до сдачи работы. Не нужно тут гадать, мне это оказывалось чаще всего не по силам.

И я вспомнил про искусство оригами: ты берешь простой чистый лист, прямоугольный как само понятие прямоугольности, вертишь его, складываешь, загибаешь, все возможные с ним действия очень просты и всё, что из этого может получиться — в точности тот же самый лист. Всё ведь уже было в нём. И, вдруг, это оказывается никакой не прямоугольник, а птица. Или жук, тут ведь не важно. А важно то, что собирать фигурки по чужим схемами, конечно, забавно, но не более того, и никак не дает ощутить форму, почувствовать процесс, понять оригами. Намного интереснее искать форму самому, чем я и любил иногда заниматься: ничего путного у меня, к сожалению, так и не получилось, но я получал море удовольствие от метаморфоз чистого листа и, вскоре, уже мог понять логику: зачем и почему его нужно сгибать так, а не иначе.

Кто еще не видел, интересная статья, напомнившая мне об этом:
«Плач математика», Пол Локхард


Летающий макаронный монстр

Замечательная наука этология, изучающая поведение животных, может привести любопытного человека к очень интересным выводам, если изучать с её позиций распространенную среди людей веру в бога. Британский биолог Ричард Докинз полагает, что религиозность имеет совсем не небесные корни, а только является побочным эффектом иного механизма, полезного для нашего вида сейчас или в прошлом. Кроме того, он последовательно разбирает на мелкие кирпичики наиболее распространенные доводы в пользу религиозного восприятия мира, не оставляя серьезного шанса с ним не согласиться по большинству вопросов.


Ричард Докинз

О генетике слышали, так или иначе, практически все. Но, воспринимая цепочки кислот исключительно как зашифрованный набор свойств наших организмов, мы упускаем очень многое из сути происходящего, если не сказать — всё. Когда-то, давным давно, Чарльз Дарвин сформулировал свою теорию группового отбора посредством модификаций, описывавшую противостояния различных видов существ. Но что если на самом деле то, что мы видим — только вершина айсберга, эффект? Что, если за существование на самом деле сражаются гены, порождая удивительные создания и ситуации. Книга, по-новому открывающая глаза на мир живой природы.


Небо Австралии

Коренные австралийцы держали прирученных динго в качестве спутников, сторожей и даже живых одеял — именно отсюда пошло выражение «пятипсовая (то есть очень холодная) ночь


«Ружья, микробы и сталь», Джаред Даймонд