Filter by tag: books
  • Глен Кук, «Черный отряд»

    Черный отряд

    С творчеством Глена Кука я познакомился достаточно давно, но, как оказалось, через «заднюю калитку»: проглотил целиком его серию про детектива Гаррета, чем и был очень доволен. Она произвела на меня изрядное впечатление, но кончилась неприлично быстро. И недавно во мне созрело желание познакомиться с остальным творчеством автора, выбор пал на Черный Отряд. Поначалу, книга мне не понравилась. Для стиля Кука характерны скупые мазки, минимум лишних описаний, но сразу очень много действия и персонажей. А с моей стороны — отчаянные попытки понять кто есть кто, за каким прозвищем кто стоит и кем приходится главному герою. Но уже через пару глав мне было сложно оторваться от чтения: вырисовывалась густая, мрачная атмосфера, из отрывочных деталей, скупо раскиданных по строкам, начали появляться персонажи, один другого краше и харизматичнее. Вселенная Черного Отряда непохожа на то, что я видел в фентази до этого. Нет тут излишнего, вырвиглазного благородства и пафоса, но то хорошее, что встречается в этих людях — много ценнее. И то, что они сражаются на стороне злой колдуньи, ничуть не говорит против Черного Отряда, ведь другая сторона ничуть не краше.

  • Чарльз Дарвин, «Происхождение видов»

    Эволюция

    Никак нельзя пройти мимо этой книги, интересуясь эволюционной биологией. И хотя с тех давних пор наука шагнула далеко вперед, а некоторые мысли автора уже кажутся наивными, интересно узнать с чего начинались размышления в этой области. Написана книга достаточно тяжелым слогом, тезисы повторяются с завидным постоянством: заметно, что она предназначена, прежде всего, для распространения самой идеи эволюционного происхождения видов и диалога с читателем относительно самых известных аргументов против, с чем вполне справляется. Возможно, впрочем, такое впечатление вызвано тем, что в наше время мало кто может всерьез воспринимать идею об отдельном происхождении различных видов.

  • Этот удивительный мир

    Продолжает радовать великолепными цитатами Докинз:

    В Восточной Африке можно найти особое растение с чрезвычайно красивым соцветием… Отдельные цветы — приблизительно полсантиметра высоты, весьма похожи на цветы ракитника, и посажены вокруг вертикального стебля, подобно цветам люпина. Опытные ботаники приняли это растение за Tinnaea или Sesamopteris, но сорвав его, вдруг обнаружили в руках голый стебель! Цветок не осыпался — он улетел! «Цветок» состоял из цикад, или Ityraea gregorii или Oyarina nigriiarsus»

    © Wickler 1968, с. 61

  • Джаред Даймонд, «Ружья, микробы и сталь»

    Джаред Даймонд

    Логичный вопрос может возникнуть у человека нашего времени, смотрящего в глубь веков: почему цивилизации развивались именно так, а не иначе? Почему европейские мореплаватели открыли и колонизировали западное полушарие, а не наоборот? Почему аборигены Австралии настолько технологически отстали даже от своих ближайших соседей? Почему развитой и не имевший серьезных конкурентов Китай вдруг замкнулся в себе? Орнитолог Джаред Даймонд, исколесивший весь земной шар, высказывает теорию, что причиной всему — география.

  • Ричард Докинз, «Расширенный фенотип»

    Ричард Докинз

    Продолжение замечательной книги «Эгоистичный ген», в котором рассказывается о дальнем влиянии, которое имеют на наш мир гены: оно далеко не исчерпывается лишь свойствами самих организмов. Бобровые плотины, например, могут считаться расширенным фенотипом бобров, так как генетические вариации серьезно воздействуют на внешний вид и конструкцию их сооружений. Исключение ли люди? Книга несколько сложнее первой части, но не менее увлекательна и содержит множество удивительных примеров из живой природы.

  • Питер Уоттс, «Ложная слепота»

    Питер Уоттс

    Редкий представитель чертовски крепкой научной фантастики, без малейший реверансов в сторону приключенческой литературы. Кроме того, это книга, задающая очень много каверзных вопросов. И, наверное, главный из них: является ли самосознание требованием для разумности? Быть может, сознание вообще — это ошибка, сбой в работе мозга, паразит и «подселенец». Когда в недалеком будущем тысячи зондов вдруг появились на орбите Земли, запечатлели её поверхность и тут же сгорели, человечество узнало о том, что во вселенной оно не одиноко. Но что это значит? Сможет ли экипаж «Тезея» установить контакт с пришельцами из глубин космоса, понять их намерения, или это попросту невозможно?

  • Физики шутят

    Несколько лет тому назад Фрэнк Вильчек и я независимо предсказали существование частицы нового типа. Мы согласились назвать эту частицу аксион, понятия не имея о том, что так же называется сорт стирального порошка. Экспериментаторы стали искать аксион и не нашли, по крайней мере с теми свойствами, которые мы предсказывали. Идея либо неправильна, либо нуждается в модификации. Однажды я получил сообщение от группы физиков, собравшихся на конференции в Аспене, гласившее: «Мы его нашли!», но это послание было прикреплено к коробке со стиральным порошком…

    «Мечты об окончательной теории», Стивен Вайнберг

  • Ричард Докинз, «Бог как иллюзия»

    Летающий макаронный монстр

    Замечательная наука этология, изучающая поведение животных, может привести любопытного человека к очень интересным выводам, если изучать с её позиций распространенную среди людей веру в бога. Британский биолог Ричард Докинз полагает, что религиозность имеет совсем не небесные корни, а только является побочным эффектом иного механизма, полезного для нашего вида сейчас или в прошлом. Кроме того, он последовательно разбирает на мелкие кирпичики наиболее распространенные доводы в пользу религиозного восприятия мира, не оставляя серьезного шанса с ним не согласиться по большинству вопросов.

  • Ричард Докинз, «Эгоистичный ген»

    5a6497e1c2002

    О генетике слышали, так или иначе, практически все. Но, воспринимая цепочки кислот исключительно как зашифрованный набор свойств наших организмов, мы упускаем очень многое из сути происходящего, если не сказать — всё. Когда-то, давным давно, Чарльз Дарвин сформулировал свою теорию группового отбора посредством модификаций, описывавшую противостояния различных видов существ. Но что если на самом деле то, что мы видим — только вершина айсберга, эффект? Что, если за существование на самом деле сражаются гены, порождая удивительные создания и ситуации. Книга, по-новому открывающая глаза на мир живой природы.

  • Пятипсовая ночь

    Небо Австралии

    Коренные австралийцы держали прирученных динго в качестве спутников, сторожей и даже живых одеял — именно отсюда пошло выражение «пятипсовая (то есть очень холодная) ночь

    «Ружья, микробы и сталь», Джаред Даймонд

  • Да вы, наверное, шутите, мистер Фейнман!

    5a64930d6311b

    Книга расскажет о жизни Ричарда Филиппа Фейнмана, знаменитого американского физика, известного популяризатора науки, да и просто хорошего человека. Не ожидайте скучной и сухой биографии, ведь мало людей на свете могли бы похвастаться таким радостным и восторженным отношением к жизни, как Ричард Фейнман. С ним случались самые разные истории: забавные и смешные, грустные и серьезные, нелепые и трагичные, но всюду по жизни его вели неистощимое любопытство и восхищение нашим миром.

  • Михаил Успенский, «Там, где нас нет»

    Жихарь

    Вороны в тот день летели по небу не простые, а красные. Примета была самая дурная, да что с того: давненько уж не бывало в Многоборье добрых знамений. Если у кого в печи убегала из горшка каша, то непременно в сторону устья, к убытку; кошки даже в жару спали, спрятав голову под живот, - к морозам; вышедший ночью во двор по нужде обязательно видел молодой месяц с левой стороны. У многих чесалась левая же ладонь, предвещая новые налоги. Мыши в домах до того обнаглели, что садились за стол вместе с хозяевами и нетерпеливо стучали ложками. Повадился ходить со двора во двор крепкий таракан Атлантий - он безжалостно пенял людям, что не сметают крошек на пол, и возразить ему было нечего. В разгар зимы корова родила теленка, доподлинно похожего на бондаря Глузда. Бондаря, конечно, поучили до смерти так не делать, да что толку бить по хвостам?

    «Там где нас нет», Михаил Успенский

  • Роберт Хайнлайн, «Дверь в лето»

    Дверь в лето, художник Александр Беляев

    Обычно Пит пользовался своей дверью, но категорически отказывался выходить через нее, как только выпадал снег. Тогда он принуждал меня открывать ему человечью дверь. Еще пушистым шустрым котенком Пит выработал для себя простую философию, в соответствии с которой я должен был отвечать за жилье, пищу и погоду, а он - за все остальное. Особая ответственность, считал он, лежала на мне за погоду. А вы знаете, что зимы к Коннектикуте хороши только разве что на рождественских открытках. Той зимой Пит взял за правило подходить к своей двери, обнюхивать ее - и поворачивать обратно. Его, видите ли, не устраивало противное белое вещество, покрывавшее землю и все вокруг. Он начинал приставать ко мне, чтобы я открыл ему человечью дверь, ибо был твердо убежден: хоть одна из дверей да должна открываться в лето. Поэтому всякий раз мне приходилось обходить вместе с ним все одиннадцать дверей и приоткрывать их по очереди, дабы он убедился, что за каждой из них та же зима. И с каждым новым разочарованием росло его недовольство мною. И все-таки он оставался дома до тех пор, пока гидравлика естества не понуждала его выходить наружу. Когда он возвращался, льдинки на лапах стучали по полу, словно башмаки на деревянной подошве. Он свирепо посматривал на меня и отказывался мурлыкать, пока не слизывал льдинки, после чего милостиво прощал меня - до следующего раза. Но он никогда не прекращал искать Дверь в Лето.

    «Дверь в лето», Роберт Хайнлайн