• Осторожно заглядываю в давно закрытые двери

    Прошло уже много лет с той поры, когда я весело проводил свой досуг в возне с насекомыми. Я тогда еще учился в школе и длинные летние каникулы позволяли мне уделять порядочно времени этому любопытному занятию как раз тогда, когда у природы начинается самый настоящий аншлаг в макромире. Кого мы тогда только не ловили! Толстых глуповатых шмелей при помощи перевернутых банок, блестящих хитином жужелиц, наивно прятавшихся под корягами и камнями, глазастых ленивых мух, не ожидавших себе поводка на лапу. На моих ладонях путешествовали жуки-пожарники (на самом деле — Cantharis rustica), самые разные кузнечики и даже была как-то здоровенная саранча.

    А на неделе мельком увидел в фильме муравьиную ферму. Глаза мои загорелись в полутьме ночи дьявольским огнем желания и я, конечно же, сразу отправился в Гугль, на разведку. Не могу сказать, что меня ждал серьезный выбор: практически все из найденного представляло собой произведения местных самоделкиных из гипса и алебастра, а потому выглядело достаточно кустарно, чтобы мне не захотелось повторять их подвиг лично, по крайней мере — сейчас.

    На этом фоне серьезно выделялась линейка заводских формикариев со специальным гелевым наполнителем, который для муравьев обязан служить и пищей, и водой, и даже крышей над головой — ни дать, ни взять пряничные домики в мармеладной стране. Кроме всего прочего, этот гель практически прозрачен и достаточно мягок, чтобы позволить муравьям самостоятельно решить вопрос планировки своих квартир. С другой стороны, в такой ферме не поселишь колонию — все таки, гель не подходит для вывода личинок, зачем же их губить.

    Я все еще был в глубоких раздумьях на тему формикария, когда позавчера выходил из проходной на работе. Как обычно, я спустился с крыльца и, самым натуральным образом, обалдел. По тротуару просто невозможно было нормально ходить, не прыгая из стороны в сторону, не сбивая шаги и другими способами не избегая оказии наступить на молодую крылатую царицу, так опасно оказавшуюся на асфальте — это был лёт, время попытать счастья тысячам и тысячам наследных принцесс, в попытке основать новую колонию Lasius niger. Их было чертовски много, а погибших — еще больше. Вот тут-то я и подумал: так чем же я хуже?

    Купил формикарий и поехал на охоту: поймал с десяток рабочих лазиусов. Сорок минут водил их по асфальтовой пустыне, пока не привел в землю обетованную, гелевый формикарий на моем столе. К сожалению, я был недостаточно аккуратен, поэтому случайно ранил одного муравьишку. Прости меня, маленький брат. Остальные практически сразу же сбились в кучку, перешептываясь усиками. После многочасового совещания, иногда прерывавшегося на обход новой территории по периметру, ощупывания щелей вентиляции и раненого собрата, коллегия приняла решение копать. К моему удивлению, они не выбрали намеченные мною ямки в геле, а избрали самый угол формикария, прилегающий к стеклу.

    На данный момент работа идет уже второй час и мой народ может похвастаться аж целым сантиметровым тоннелем.