• И почему мне не спится ночью?

    В школе геометрические теоремы совершенно не давались мне. Это было просто выше моих сил в точности запомнить шаг за шагом сложную последовательность действий, каждое из которых ничем не лучше предыдущих, да и вообще кажется случайно оказавшимся в этом месте алгоритма. А почему, зачем именно так — непонятно, не считая того факта, что пять бессмысленных действий вперед это даст какой-то результат еще пять бессмысленных действий вперед приводящий к решению. Но это же совсем не интересно, мы же не могли этого знать! И мне было адски скучно, я зевал, сопел, рисовал чертиков в тетради и за контрольные стабильно получал тройбаны да двойки, отчаянно пытаясь самостоятельно что-то доказать за последние пятнадцать минут до сдачи работы. Не нужно тут гадать, мне это оказывалось чаще всего не по силам.

    И я вспомнил про искусство оригами: ты берешь простой чистый лист, прямоугольный как само понятие прямоугольности, вертишь его, складываешь, загибаешь, все возможные с ним действия очень просты и всё, что из этого может получиться — в точности тот же самый лист. Всё ведь уже было в нём. И, вдруг, это оказывается никакой не прямоугольник, а птица. Или жук, тут ведь не важно. А важно то, что собирать фигурки по чужим схемами, конечно, забавно, но не более того, и никак не дает ощутить форму, почувствовать процесс, понять оригами. Намного интереснее искать форму самому, чем я и любил иногда заниматься: ничего путного у меня, к сожалению, так и не получилось, но я получал море удовольствие от метаморфоз чистого листа и, вскоре, уже мог понять логику: зачем и почему его нужно сгибать так, а не иначе.

    Кто еще не видел, интересная статья, напомнившая мне об этом:
    «Плач математика», Пол Локхард